Консультанты Курсы




Что такое «Шуэнкун»?

Автор: Бронислав Виногродский  Опубликована: 9/06/08
 

Интервью с Брониславом Виногродским, самым авторитетным в России переводчиком с китайского о терминах фэн-шуй.

В последнее время, в связи с широким распространением знаний о фэн-шуй и других китайских практиках, появлением множества специалистов, возникла необходимость в унификации написания китайских терминов. К сожаленью, в книгах и в Интернете появилось множество неправильно написанных, искаженных терминов, с которых мы начнем наш разговор с Брониславом Виногродским.

В: Я обращаюсь к вам как к самому авторитетному специалисту по переводу с китайского в России, и первый мой вопрос к вам: «Что такое “Шуэнкун”»?

О: «Шуэнкун» — это искаженное неправильно понятое звучание термина Сюань Кунь, что означает «темное пространство». Сюань Кун подразумевает в основном школу 9 звезд, 24 Гор и тому подобного, где просчитываются направления энергий. Она восходит к так называемой школе Шэнь народа Шэнь Шэн Ши, базовые тексты которого относятся к 17 веку. В них как раз описывается тема по 9 звездам.

В: Мне хотелось бы в первую очередь сосредоточиться на терминах и их искажениях.

О: «Сюань Кун» дословно обозначает «таинственное пространство». «Сюань» означает «то, что находится за пределами способности непосредственного видения», а «Кун» — это «пространство». В данном случае имеется в виду, что звезды описывают некие силы, которые невидимы в пространстве, но они организуют пространство, и поэтому это называется «Сюань Кун».

В: «Сюань» понятно как пишется, а «Кун» пишется все-таки как «Кун» или «Кхун», если писать по-русски?

О: Если писать по-русски, придыхание никогда не записывается. То есть писать нужно «Кун». Если писать английской латинизированной транскрипцией, то «Кун» пишется как «Kong», а «Сюань» — «Xuan».

В: Второй мой вопрос касается другого термина. Я встречал в Интернете такой термин — «Чи Мен Дун Ча». Как Вы его прокомментируете?

О: Правильно будет: «Ци Мэнь Дунь Цзя», это означает одну из трех систем, так называемых «трех высших моделей работы с Книгой Перемен». Сюда входит так называемая «Лю Жэнь» — «Шесть знаков Жэнь», вторая система называется «Ци Мэнь Дунь Цзя», что представляет собой помещенные подряд четыре термина, которые являются операторами в данной системе. Для удобства написание этого термина делается целиком, как фразы, потому что любой китаец, не знающий, о чем идет речь, прочтет его именно как фразу, хотя ему будет очень трудно истолковать, что это такое. «Ци» означает «непарный, чудесный, странный, нечетный», «Мэнь» означает «врата», «Дунь» означает «уход» и одновременно это некая единица построения циклических знаков. «Цзя» означает циклический знак «Цзя», но в данном случае он подразумевает декады циклических знаков.

В: В обоих приведенных случаях используются термины «Чи Мен Дун Ча» и «Шуэнкун» — я так понимаю, это искаженное произношение?

О: Да, это искаженное неправильное произнесение англоязычных транскрипций.

В: Насколько я знаю, люди, используя такое искаженное произнесение, ссылаются на то, что эти слова так произносятся и потому так это должно записываться по-русски.

О: Нет, так не произносится. На самом деле это аргументация любителей, не профессиональных ни в одной области. В принципе, в лингвистике давно уже существуют определенные правила, согласно которым нет возможности точно записать, как точно произносится любое слово, как в русском языке, так и в других. Поэтому есть устоявшиеся условные правила кодификации. Для написания китайских слов латиницей — это латинизированная транскрипция, или Пиньинь — которая сейчас признана во всем мире и французами, и англичанами, и американцами. Поэтому по-русски эта фраза произносится так, как я и сказал, и так же она пишется, «Ци Мэнь Дунь Цзя». А чтобы произнести правильно китайский звук, надо тренироваться, это очень сложно. Тебя никто не поймет, даже если ты повторишь фразу с голоса.

В: Да, я сталкивался с тем, когда в ресторане Китая много раз пытаешься произнести одно слово по разговорнику и, наконец, когда показываешь им иероглифы в разговорнике, тебе радостно кивают головой, и произносят это слово точно так же, как ты только что много раз пытался это сделать.

О: Да, то же самое существует в любом языке, поэтому должны быть какие-то унифицированные подходы, для того чтобы не произошло большой путаницы, в конце концов. И здесь следует придерживаться таких условных, но общепринятых правил.

В: Как Вы считаете, если человек использует любительское произношение, о чем это говорит?

О: Это говорит о том, что человек по-любительски подходит к занятию предметом, то есть он не дает себе труда разобраться в точных основах терминологии, и не дает себе труда попасть в среду профессионалов, где все равно будут произносить «Ци Мэнь Дунь Цзя». Если китайцу произнести «Чи Мен Дун Ча» или «Шуэнкун», то его можно пытать в гестапо, он никогда тебе не выдаст ни одной тайны, потому что он не поймет, чего ты от него хочешь.

В: А в целом, как Вы считаете, насколько необходимо знать китайский язык для изучения фэн-шуй или других китайских практик?

О: Я думаю, что хотя бы в элементарных пределах базового курса, где сообщаются особенности произнесения звуков, особенности написания китайских иероглифов, из чего они состоят, знать китайский язык совершенно необходимо.

В: Вы имеете в виду не знание языка, а особенности чисто лингвистики, транскрипции.

О: Я имею в виду какие-то особенности произношения, особенности написания, что обычно входит в базовый курс изучения китайского языка, который изучают в университетах в первые полгода.

В: А где его можно пройти, если не в университете?

О: Я думаю, что есть какие-то курсы, где его можно пройти. А вообще стоило бы организовать такой языковой курс для людей, занимающихся такими вещами, как разного рода метафизические практики.

В: Да, это хорошая идея.

О: Ведь есть какое-то количество базовых терминов, которые едины для всей китайской системы описания. Они связаны с понятиями китайской медицины, китайского календаря и Книги Перемен, как базовых систем, описывающих устройство сознания в этом мире. Эти базовые термины одинаково понимаются во всех этих способах и практиках. Говоря о фэн-шуй, в своей основе он также подразумевает данные знания, потому что это есть подраздел Книги перемен. То есть, фэн-шуй — это один из прикладных аспектов знаний, изложенных в контексте Книги перемен. Поэтому, если не знать эти вещи — как описывается система функционирования организма в мире, что на нее влияет, что существуют меридианы и каналы в теле, которые включаются в разное время и, следовательно, в разное время действуют разные фазы, приходится выдумывать много всего того, что называется «мусорная мистика», которая говорит только о том, что ты не обладаешь достаточным количеством формальных простых знаний и тебе приходится выдумывать всякие мистические обозначения. Как Виктор Пелевин писал: «Закон жизни — тайны веков».

Поэтому эти вещи просто необходимо знать. Это базовые основы лингвистических знаний об организмике в Китае, в большей степени даже психолингвистических, культурологических знаний. Например, что такое Цзин, Синь и Шэнь? Что такое «Шэнь» — так называемый «дух», и так далее? И подавляющее большинство этих вещей не приходят даже из специализированных, китаеведческих исследований. Потому что китаеведение в большинстве случаях в России оторвано от реального знания любого рода предметной среды. Люди пишут очень абстрактные вещи, никогда с ними не сталкиваясь, не понимая, что в Китае это часть реальной жизни. Любой китаец знает, что если что-то не ладится, то надо поменять направление кровати, то есть для него это ощутимая практика жизни, такая же, как пойти к врачу, который поставит тебе иголки.

В: Наверное, это так называемый «внешний взгляд» на культуру другой страны, который существует наряду с взглядом изнутри?

О: В принципе сейчас произошел какой-то российский переход от культурологического взаимодействия, и к нам пришли многие глубокие вещи для изучения китайских практик «изнутри», хотя наше сознание их еще не догнало. В России вообще все медленно меняется. Поэтому идеальная тема — создание некоего курса, который однозначно облегчит понимание многих людей, которые пытаются постигать мир через эти практики.

В: У вас нет в планах создания такого курса?

О: Есть, но в отдаленных планах, не в близких. Такое вполне вероятно, учитывая то, что я занимаюсь всей этой организмикой, практическими сторонами оперирования китайским способом осознания мира.

В: Но это большая работа в любом случае…

О: Это не то, чтобы большая работа. Это было бы большой работой, если начинать ее с нуля. В принципе, что касается базовых терминов, сейчас у меня почти все они отработаны. Учитывая то, что я переводил с китайского почти все тексты из этой области знаний, для меня не составит труда взять любой текст по фэн-шуй и переводить его просто с листа, потому что я знаю все термины. Они у меня готовы, мне их не надо выдумывать, потому что я одинаково перевожу эти термины в текстах по медицине, в текстах по Книге перемен, в философских текстах, культурологических текстах, и т. д.. Когда приходишь к точному пониманию какого-то термина, его не нужно переводить одним словом в книге по искусству, а другим в книге по фэн-шуй, по крайней мере, в китайской культурологической традиции. В этом случае он точно попадает и туда, и сюда.

В: Возвращаясь к теме терминологии, хотелось бы услышать от вас о паре-тройке главных принципов перевода, или транскрипции. В каких случаях мы записываем два иероглифа по-русски как два слова, а в каких, как одно? Скажем, такие слова, как Пекин, фэн-шуй, ба-гуа и подобные им слова. Это вроде бы два иероглифа, но традиционно они пишутся в одно слово.

О: Если речь идет, например, о географических названиях, то существует общепринятое правило писать их в одно слово. Когда дело касается терминов, то я предпочитаю разделять два слова дефисом, подразумевая, что это два иероглифа, имеющие свое значение, вместе составляющих одно слово. Мы же знаем, что фэн-шуй одновременно обозначает и концепцию: «фэн» разносит ци, или силу дыхания, а «шуй» ее останавливает. Или ба-гуа это опять два слова — «ба» и «гуа», и их я предпочитаю писать через дефис. Но в подавляющем большинстве случаев, за исключением, пожалуй, слова фэн-шуй, я сейчас перевожу все русскими словами. То есть я пишу не «ба-гуа», а «восемь знаков».

В: Хорошо, но многие термины у нас уже устоялись и мы их все равно используем.

О: Я хочу сказать, что очень многие вещи устоялись только потому, что они являются недоразумением. Конечно, сложно осмелиться ломать недавно образовавшиеся стереотипы, и именно недавно образовавшиеся стереотипы так агрессивно претендуют на роль устоявшихся вещей. И потому я не вижу в этом смысла. Но если Вы видите в этом смысл, то почему нет? Вообще хорошо, что Вы затеяли разговор на эту тему. Конечно, если осознанно брать историю фэн-шуй в свои руки, а с моей точки зрения это нужно делать, если брать за это ответственность, то есть смысл навязывать какие-то правильные, выверенные базовые принципы написания. Тогда Вы перестаете потакать дурным вкусам общества, потому что многое в нас входило через мусорные каналы, через тройные переводы. И эти вкусы можно чистить, предлагая не устоявшийся, а правильный подход. Это моя позиция. Но для правильного подхода нигде нельзя терять разумность и становиться маньяком. Конечно, слово фэн-шуй уже не поменяешь, но если давать его так, чтобы было понятно, что он состоит из двух лексем, двух лексических единиц, тогда человек сможет точно его объяснить.

В: Но нам все равно не обойтись без определенного количества китайских терминов, таких как инь, ян…

О: Минимально. Я к этому уже подхожу. Например, я сейчас пишу тексты, в которых нет ни одного китайского термина.

В: То есть Вы их полностью исключили или заменили?

О: Я не то что бы их исключил… Просто я знаю, как их переводить. Я 30 лет потратил на то, чтобы научиться переводить их нормальным русским языком. И тогда текст, переведенный на русский, становится русским. Конечно, другие тексты тоже читабельны, но они имеют множество непонятных терминов и оборотов, которые непонятно зачем приделаны. А когда получается перевести текст по-настоящему на русский, в этом не остается нужды.

В: Я еще хочу вернуться к предыдущему вопросу. Термин ба-гуа Вы предлагаете писать через дефис, а как быть с подобными словами — ба-чжай, ба-цзы…

О: Да, их бы я тоже писал через дефис.

В: То есть это ваш подход, а есть ли какой-то стандартный подход к этому?

О: Нет, стандартного подхода нет.

В: Получается, что каждый переводчик старается установить свою систему соединения и разделения этих двух слов в составе одного термина?

О: Здесь нужно исходить из того, что у очень малого количества переводчиков есть разумные, обоснованные подходы к тому, разделять или соединять слова, и т.д. Большинство из них ориентируются при этом на так называемую «интуицию», которая, по сути, означает — «я не знаю как, поэтому сделаю, как удобнее».

В: А ваш подход, как Вы объяснили, таков: поскольку слово обозначает одно понятие, чтобы было понятно, что оно состоит из двух знаков, Вы их пишете через дефис?

О: Совершенно верно.

В: А скажем, ваша книга называется «Ци Мэнь Дунь Цзя», то есть в ее названии присутствует четыре слова, но здесь Вы их никак не соединяли…

О: Нет, не соединял, потому что здесь четыре термина.

В: В данном случае, поскольку четыре термина, имеющие свое значение, то каждый из них является отдельным словом, да?

О: Да.

В: А слово «Сюань Кун» тоже пишется как два слова?

О: Да, потому что и то, и другое означают два отдельных понятия. Но я пишу их через дефис, подразумевая, что это устоявшееся словосочетание.

В: А скажем, «Ци Мэнь Дунь Цзя» — тоже устоявшееся словосочетание?

О: «Ци Мэн Дунь Цзя» — это название школы. Конечно, в каком-то контексте оно может быть написано и через дефис тоже как «Ци-мэнь-дунь-цзя», но в принципе оно означает четыре разных термина.

В: Следующий мой вопрос опять по переводу. Скажем, каким образом Вы переводите в книгах понятия инь и ян?

О: В настоящее время я пишу «Сила Неба» и «Сила Земли».

В: А как быть с Хэ-ту и Ло-шу?

О: Хэ-Ту я оставляю через дефис, хотя и у Хэ-ту, и у Ло-шу есть свое значение — «схема» или «чертеж»…

В: То есть Вы их не переводите?

О: Да, я их не перевожу. У меня есть такая паранойя, проявляющаяся в том, что я пытаюсь избегать заимствованных слов вообще, хотя это практически невозможно. Я имею в виду, что сейчас, когда я перевожу, то стараюсь избегать слов «схема», «система», всех этих латино- и греко-загрязнений русского языка. Конечно, я не пытаюсь их переводить, я пытаюсь ввести другие обороты речи, в которых они оказываются не нужны.

Дело в том, что я знаю все богатство русского языка — я на нем говорю, и мне его хватает, чтобы выражать себя как русского человека. Будучи переводчиком, знающим не один язык, я понимаю, что очень много заимствований попадает в язык из-за лености ума, из-за неспособности напрячь какие-то внутренние мозговые доли. И в результате мы говорим, например, «девелопмент», не понимая, что есть имеющее абсолютно тот же смысл русское слово «развитие», которое вполне сюда подойдет. На самом деле это проблема, потому что человек не понимает, как образуются специальные особенные слова, используемые профессионально. Хотя я сейчас тоже использовал заимствованные слова «специально», «профессионально» и т.д. Но я еще раз повторяю, что есть такие привычные образцы, которым многие следуют в языке, вместо того, чтобы попробовать напрячься самому.

Но если говорить о Хэ-ту и Ло-шу, то я говорил, что во всех этих вещах важно не быть маньяком. Поэтому их можно оставлять как есть, но тоже соединяя их через дефис и давая к ним какое-то пояснение.

В: Следующее слово — ци.

О: Это «сила дыхания». Во всех контекстах оно абсолютно похоже.

В: Я слышал такой интересный перевод слова «ци», данный на каком-то собрании китаеведов в Германии или в Америке: «информационные волны, производящие упорядочивающий эффект».

О: Это не перевод, это интерпретация, объяснение термина. И так его вполне можно объяснить, но его нельзя так употреблять. А вот перевод «сила дыхания» во всех абсолютно контекстах китайского культурологического пласта — и в медицине, и в политологии, и фэн-шуй — применим. То есть всегда нужно находить такое слово, которое подходит для всех контекстов.

В: Еще у меня вопрос по поводу русской транскрипции китайских слов: Вы используете транскрипцию Палладия? Или вообще, какая транскрипция принята сейчас в русском языке?

О: Нет, я использую ту, что была принята еще в 50-х годах, просто русскую транскрипцию.

В: Термин И-Цзин тоже пишется через дефис?

О: И-Цзин я перевожу как Книга Перемен. А если перевод не использовать, тогда через дефис.

В: А остальные слова, такие как «бэй-доу», «тай-цзи»?

О: Опять же, «бэй-доу» — это «северный ковш», «тай-цзи» — «великий предел», но если их оставлять, то нужно писать через дефис.

В: Со словом Ло-пань тоже самое?

О: Да.

В: Мы уже говорили про ба-гуа, и т.д, то есть когда мы используем числительные в начале слов — Сань-юань, Сань-Хэ, здесь тоже ставить дефис?

О: Да, дефис ставить, чтобы было понятно.

В: А если термин состоит из трех слов, например, Цянь-Ди-Жэнь — «Небо–Земля–Человек»?

О: Здесь тем более ставим дефисы, иначе сложно догадаться, о чем идет речь.

Спасибо Вам огромное за интервью, уверен, оно поможет многим из нас корректно использовать термины и глубже постичь науку фэн-шуй.



Поделиться:


Международный Форум Фэн Шуй © 2007. Все права защищены.